г. Харьков, 61037, ул. Н. Гомоненко, 10
Vivat книжный
интернет-магазин
0
Корзина
0 грн.
0
Корзина
0 грн.

Страшно наївно. Зовсім не страшно

30.06.2020
О страшной наивность сучукрлита уже неоднократно приходилось говорить, однако актуальность эта тема не теряет. Каждый сезон появляется несколько новинок, в которых якобы говорится о важном, однако в действительности они не трогают, совсем не затрагивают эмоционально, а иногда, вопреки авторским ожиданиям, вообще вызывают смех. Что и говорить, текущие новости читать обычно страшнее, чем романы авторов соврукрлита. Впрочем, большинство писателей сюжеты из реальной жизни вообще не интересуют, как и правдоподобность сюжета или психологическая убедительность характеров. Они же художники, а не копировальщики действительности, поэтому сейчас как придумают ...
Петр Яценко. Магнетизм. - Львов: КХ, 2020.

Так и новый роман Петра Яценко якобы посвящен важной теме и имеет вполне актуальный внешний план изображения: оккупирован Донецк, девушка-беженка, которая убегает в Киев в последнее поездом, ее бойфренд, попадающего на подвал к «ополченцев» ...

mahnetysm_cover.png


Конечно, аннотация к роману предупреждала, что текст - «магический», а главная героиня наделена особым даром ( «считывает» информацию из металла и умеет говорить с домами), но мне, например, всегда хочется верить в лучшее. Н - наивность: я уже должна была привыкнуть, что на тему Донбасса украинские писатели часто пишут в причудливом ключи (от мало похожих на бомжей «Бомжей Донбасса» Алексея Чупы к фэнтезийного переселенца в «ослышка» Владимира Рафеенка). Да, есть проза комбатантов или «Дочка» ореха зернышко, но их оптика направлена ​​извне, тогда как внутренний мир человека-с-Донбасса в литературе и дальше настойчиво очуднюеться и романтизируется (или демонизируется). Шаг в позитивном направлении от этой тенденции - книга Александра Михеда «Я смешаю твою кровь с углем», однако это нонфикшн, а следовательно, к достижениям художественной прозы не попадают ...

Но вернемся к вере в лучшее. Читая первые десятки страниц «Магнетизма», я еще думала, что он хоть как-то коррелирует с настоящей жизнью, а также прикидывала, не потролиты автора за удивительные совпадения (только главная героиня Гайка приезжает в столицу, как сразу теряет все деньги, оказывается буквально на улице, но тут же в многомиллионном городе встречает знакомого парня из Донецка, который помогает ей и т.д.). Однако когда начальник управления социальной защиты территориального отдела Министерства социальной защиты населения Киево-Святошинского района по фамилии Змей оказывается ... драконом, вся моя вера в лучшее сразу исчезла, ведь стало понятно, что все это покабутки, как говорили в нашем детстве.

magnetyzm_mock_up00.jpg


А если все понарошку, то какая разница, сможет покорить Гайку злой (на самом деле нет) делегат Змей ( «... Когда с делегата выходит вириг и сжигает какого дурака ... ему наступает чирк, - Эй, стоп! Вириг я поняла, а делегат - это кто? - А это дракон по-нашему ») и доберется она в Донецк. Неважно, что ее парня Лешу бьют плеткой (?!) На подвале, заставляя «извергать пламя» (ну да, он тоже дракон, это нормально для художественного произведения), а случайного партнера по сексу (на 5 мотоциклах - такого в сучукрлита еще не было!) убьют на войне.

Просто это все гон и странная проза, иногда даже мыла (жаль разрушенного старого дома на Подоле - ее звали Маргаритой), как милая и самая главная героиня (писатель Петр Яценко любит стимпанк, поэтому Гайка имеет нефорський вид и зарабатывает на жизнь созданием украшений из изжитых часов). Однако реально сопереживать этой наивной истории никак не удается, может, возраст уже не тот ...
Впрочем, финал романа, которого автор достигает одним неожиданным рывком (до довольно неспешно розкачуючы нарацию), иллюстрирует симптоматическую вещь: мы на самом деле не отбиваем дупло, что делать с Донбассом, и хотя бы в художественной литературе пытаемся решить эту проблему. В волшебный способ.

Павел Матюша. Коклико. - Черновцы: Книги-XXI, 2020.

Еще один роман среди новинок сезона производит впечатление полностью наивного и искусственного, - это «Коклико» Павла Матюши. Автор дебютировал в сучурлити с детской книгой, а в прошлом году издал сборник стихов под романтическим названием «Париж. Сплин ». Сосредоточенность на «лямур тужур» перекочевала из поэзии в прозу, а вот добавить чего-то еще автор не одолел, хотя заявлено много: жизнь украинского политикума, тема войны, проблема эвтаназии.

kokliko.jpg


Главный персонаж романа (он же рассказчик) - «молодой магистр с французской образованием», а также «дипломат, только что вернулся из Бельгии». Он любит девушку по имени Вероника, которая училась в Бостоне и работала в стратегического консалтинга, да еще и получила должность в женевском офисе, на которую претендовал и наш герой! Впрочем, поработать там героиня не успела, потому что ее сбила машина. К концу романа Вероника остается в коме. Очевидно, Павел Матюша имеет очень смутное представление о реальной ситуации, когда пишет, что в украинских больницах людей месяцами держат на аппарате искусственного дыхания, или рассуждает о «легальное» или «нелегальное» отключения (именно это автор понимает под эвтаназией).

Но это, конечно, нормально для художественного произведения. После автокатастрофы главный персонаж очень страдает и решает поехать в Женеву на вакантную теперь (хе-хе!) Должность, однако получает другую заманчивое предложение от своего друга Кости, который «вернулся из Германии, где в последнее время работал на франкфуртский банк». «Некоторые из его клиентов» пришли к власти (действие в романе происходит 2014) и пригласили Костю работать в Администрации Президента (!). Так наш герой становится заместителем. Нет, не так: заместителем! Ведь «докладываем на самый верх», «ответственности много, но и власти также», «мы сможем менять эту страну» и блаблабла.

Толком придумать, чем занимаются Костя и главный герой в Администрации, Матюши так и не удалось. Персонажи старательно надувают щеки поправляют узлы галстуков на шее, поглощают кофе и алкоголь, носятся с очень (очень!) Важными папками (т.е. папками), отвечают на письма, встречаются с западными партнерами и готовят проекты решений правительства. От этой наивной бредовые автору становится скучно первом, и он охотно съезжает с темы, перенося изображаемое ... правильно, в мистическую плоскость.

338a99598d781bc078ecd3978086dbf4.jpeg


Вероника, которая лежит в коме, начинается являться главному герою и еще и конкурировать с его актуальной девушкой Ольгой! Реальный план миксуется с воспоминаниями, так что трудно разобраться, что когда было, но разве оно важно, если основной массив текста «Коклико» - это сцены секса (в духе: «Мы любили как раз. До слез. Лодки стонали на волнах, а мы - на берегу »), возлияний по разным гнездах Европы и встреч с давно усопшими персонажами мировой культуры. Мыло, наивно, понарошку, но страшно богемно.

С того всего может показаться, будто вынесенное в название романа французское слово «коклико» (мак) - это атрибут общего стиля, призван просто создать красивый антураж. Но нет: на самом деле с ним связан единственный момент романа, вызывает эмпатию. «Коклико» - так мечтал назвать свою кофейню второстепенный персонаж Артур, который ушел на фронт адского лета 2014 и погиб. Его замысел потом будет реализовано, кафе с таким названием откроют, но жаль, что именно эта линия - настолько второстепенна.
Подписаться на рассылку

 

50 грн
получить скидку *
* Скидка действует при заказе на сумму свыше 400 грн